Не бойкотом единым

men dancing, photo © The Robert Mapplethorpe Foundation, Inc.
Жернова цензуры не бездействуют. Радар Singulart запеленговал очередной прецедент, на сей раз из Португалии. С выставки звездного Роберта Мэплторпа “Pictures” в музее Serralves (том самом, где посетитель провалился в “черную дыру” Аниша Капура) сняли более 20 фотографий, показавшихся кому-то «слишком откровенными». Большинство зацензурированных работ Мэплторпа имели гомоэротические BDSM-сюжеты. Кроме того, не посоветовавшись с куратором экспозиции Жоао Рибашем (João Ribas), руководство музея ограничило доступ в некоторые части экспозиции посетителям младше 18 лет.

© The Robert Mapplethorpe Foundation, Inc.
Если вам кажется, что убрать 20 фото с выставки, насчитывающей в общей сложности 180 работ, — небольшая проблема, португальское (и международное, кстати, тоже!) художественное сообщество так не считает. Последовала немедленная реакция в виде открытого письма директрисе фонда Serralves Ане Пиньо (Ana Pinho). В этом письме, подписанном четырьмястами (!) художниками и кураторами,  Singulart обнаружил некоторые очень точные формулировки.
Подписанты напоминают директрисе фонда, что фото Мэплторпа уже оказывались в эпицентре культурных войн в 1980-х. В 1989-м большая выставка скончавшегося от СПИДа художника была отменена руководством вашингтонской Concoran Gallery из-за опасений негативной реакции и протестов со стороны консерваторов. Именно из-за серии садомазохистких фотографий Мэплторпа “Портфолио Х” консервативный сенатор Джесси Хелмс (Jesse Helms) всерьез ставил вопрос о прекращении программы федеральных грантов для художников. Риторика Хелмса до боли знакома: ни цента не давать художникам, искусство которых несет угрозу морали. Подписавшиеся под открытым письмом уверены, что именно моральные, а не эстетические соображения привели к снятию фотографий Мэплторпа с экспозиции.
from X Portfolio, © Robert Mapplethorpe
Оканчивается письмо пассажем, который стоит того, чтобы быть приведенным полностью.

С выходом на сцену правого популизма, радикального национализма и открытых угроз художественным и академическим свободам, мы оказались в ситуации сильнейшей политической неопределенности. В этом контексте глубоко прискорбно, что Serralves Foundation  упустил возможность поддержать ценности, которые должны были бы соответствовать его статусу культурного и интеллектуального центра, и вместо этого предпочел уступить моральному пуританству и социальному консерватизму
В музее прикидываются дурачками и обвинения в цензуре отрицают. Что особенно странно, не видит фактов цензуры и фонд, занимающийся наследием Роберта Мэплторпа, The Mapplethorpe Foundation. Последствия этой слепоты не заставили себя долго ждать: крупный коллекционер Luiz Augusto Teixeira de Freitas, например, всерьез подумывает о том, чтобы разорвать договор с музеем Serralves об аренде более 700 работ из своей коллекции.
© The Robert Mapplethorpe Foundation, Inc.
Как видим, арсенал инструментов воздействия на культурные институции в случае проявлений последними тех или иных форм цензурирования не ограничивается одним лишь бойкотом. В данном конкретном случае никаких ультиматумов никто не выдвигал, и тем не менее стратегия оказалась весьма действенной. Учитывая тревожную частоту, с которой акты цензуры воспроизводят себя в украинских реалиях, крайне важным представляется изучение аналогичных ситуаций в других странах.