Алина Мыкал «Я не Барби»

Мысль о том, что кукла Барби якобы внушает играющей с ней девочке недостижимый идеал красоты, - отнюдь не нова и уже стала чем-то вроде клише. Интерес художницы Алины Мыкал, работающей с темой красоты, к длинноногому голубоглазому детищу корпорации Mattel вполне закономерен. Хорошо информирована Мыкал и о феминистком Барби-дискурсе, и о так называемом Барби-арте, попытках апроприации образа Барби в современном искусстве. Отправной точкой исследования художницы стала предложенная “Нафталином” стратегия временного принятия существующего статус кво. Что если Барби действительно олицетворяет идеал женской красоты?

В структуре “Я - не Барби”, мультимедийной инсталляции Алины Мыкал, присутствует важный драматургический компонент. Основной дискурсивный объект, панно из найденных фото, “прегражден” компьютерным столом, за которым, играя в мини-игры на Барби-тематику, зритель получает предварительную дозу облучения тематической иконографией. Таким образом художница задает нежёсткий, но все же порядок движения в пространстве инсталляции.

Работая с найденными фото-, видео- и текстовыми материалами, Мыкал создала семантически сложный мультимедийный коллаж, манифестирующий амбивалентность системы связей куклы как коммерческого продукта, потребителя и корпорации с социально-детерминированным понятием красоты. Проблематизируя (методом доведения до абсурда) бесперспективность маркирования Барби как некой матрицы красоты или идеологической бомбы, художница выдвигает парадоксальную гипотезу, что не кукла меняет своего потребителя, а, наоборот, именно потребитель формирует внешний облик куклы (равно как и её внутреннее идеологическое содержание).

Очевидный и нередко становившийся предметом плоских шуток факт пустотелости кукол Барби в этом контексте оказывается крайне важным. Полая внутри кукла отсылает к проблеме плавающего означающего, пустого знака, означаемое для которого волен произвольно подбирать конечный пользователь, исходя из своих собственных мотивов и потребностей.

Именно по этой причине видеоработа Алины Мыкал, в которой художница многократно повторяет вынесенную в название формулу, по всей видимости, может быть прочитана как радикальный отказ от того, что изначально было принято как данность.